«ЧТО ДЕЛАТЬ ТЕМ, КТО ПОМНИТ?»

#14#

Ваши суставы будут как в молодости, даже если вам уже за 80! Это растение творит чудеса..
7 часов назад
С ним секс стал просто блаженство....
10 часов назад

Когда актеры, которых принято называть «легендами театра», публикуют свои мемуары, очевидно, что главным героем книги будет сама легенда. Мемуары нужны автору, чтобы вспомнить себя. Или вспомните. В случае с книгой Ольги Яковлевой эта аксиома не работает: главный герой — Анатолий Эфрос. Разумеется, здесь появляются почти все главные актеры той (и некоторых сегодняшних) театральных эпох: Юрий Любимов, Михаил Козаков, Андрей Миронов, Николай Волков, Леонид Филатов и другие. Им уделено в книге столько же места, сколько они занимали в жизни Эфроса и в ее, Ольги Яковлевой, жизни. Закон мемуарного жанра, с этим ничего не поделаешь.~ Ольга Яковлева фотография~ Эмоциональность описания уходит за кадр. Яковлева продолжает прерванные десять или двадцать лет назад разговоры, хочет сказать в них последнее слово. Публикует неотправленные письма врагам разного калибра — партийным работникам, театральным деятелям, чиновникам от культуры. Восстанавливает историческую справедливость — как он ее видит. И еще раз напоминает тем, кто участвовал в преследовании Анатолия Эфроса, тем, из-за чьих писем в вышестоящие инстанции и интриг он покинул театры, попал в больницу с сердечным приступом и не смог осуществить все задуманное — напоминает, что прошлое гораздо ближе, чем иногда кажется. («Что делать тем, чья память не уснула и кто помнит многое из того, что многие не хотят помнить?») ~ Ольга Яковлева не забывает о своей самой важной задаче: театральные ссоры описаны без наслаждения, поэтому любителям «мяконьких» книг удовольствия не доставят. Очень подробно написано и об отношениях с Анатолием Эфросом, хотя воспоминания прерываются письмами, которые он писал ей — из больницы, с побережья, из-за границы. Его письма, лиричные и сдержанные, в которых он обращается к Яковлевой на «ты» и лишь несколько раз переходит на «она», поддерживают атмосферу недосказанности и отвечают стремлению автора балансировать между молчанием и открытостью. Это противоречие является одновременно и недостатком, и привлекательностью книги и, похоже, личности автора. Когда Яковлева описывает планы своей жизни, кажется, что демон, который побудил ее залезть в окно больницы к Эфросу, бросить Михаилу Козакову горячую секунду в ресторане ВТО, а потом бутылку шампанского, постоянно успокаивается голосом целомудренного учителя. Чередование этих голосов заметно и в структуре книги. Кстати, по поводу состава. Никакой последовательности: сюжет из детства, неотправленное письмо врагу, репетиции Эфроса, снова детство, и вот уже некий Эдик провожает школьницу Яковлеву домой. Через десяток страниц — описание жизни с мужем, его заботы: фрукты, которые он присылал в ее гостиничный номер во время гастролей. Возможно, из-за того, что герои книги либо умирают, либо воскресают, благодаря путешествиям из недавнего прошлого в далекое и обратно, возникает настроение легкости и обреченности мира (или маленького мира), о котором пишет Яковлева. ~ Ольга Яковлева осталась полностью верна этому времени, этому режиссеру, его театральным открытиям. Судя по ее восклицаниям, до сих пор кажется, что только вчера Эфрос помогал ей справиться с актерскими тревогами, намечал блестящие постановки, репетировал с ней Джульетту, Наталью Петровну и Лизу Хохлакову. Яковлева вольно или невольно хочет подчеркнуть, что она не наша современница.

#15#

Это все, что надо человеку, который хочет смотреть 350 HD каналов и не платить за это деньги.
8 часов назад
Ваши суставы будут как в молодости, даже если вам уже за 80! Это растение творит чудеса..
8 часов назад

Как памятник социалистическому зеркалу, многие страницы превосходны: Спектакли Эфроса закрываются один за другим по причинам, которые сейчас кажутся фантастическими; вот режиссера редактируют на собрании, а актеры, не занятые в его спектаклях, говорят о «ненадежности» и «неправильной линии»; вот раздается крик «жидовская морда» — так называют Эфроса при ободряющем молчании его ученика; тот же ученик, партийный и театральный работник, запрещает учителю ехать на симпозиум Станиславского в Швецию с формулировкой: «Не участвуйте в общественной жизни театра. » Или совсем кафкианская история: группа театральных чиновников приехала в Ленком, когда Эфрос уже был уволен из этого театра, его спектакли снимали на видео. В зале — только родственники и друзья актеров. А один из чиновников потирает руки и говорит: «Как бы нам так сделать с «Современником» и Таганкой — вот это была бы жизнь!». ~ Другая зона абсурда — театр с его ссорами, спорами друзей, отношениями любви-ненависти. Театральный бред усиливается, когда на Таганку приезжает Анатолий Эфрос. Те же актеры, что участвовали в спектаклях Эфроса, просили Любимова вернуться, требовали ролей у Анатолия Васильевича, делали дырки в шинах его машины, ломали двери его квартиры магическим узором — чтобы умер человек, живущий за этой дверью. ~ Тема смерти появляется в начале книги и не покидает ее до самого конца. В эссе Марины Цветаевой «Твоя смерть» есть такие слова: «Я вспоминаю — я возвращаю жизнь». Ольга Яковлева придает своим мемуарам тот же оттенок, тот же статус. В начале книги Яковлева задается вопросом, зачем она вообще взялась писать, и сразу же отвергает несколько вариантов — ни исповедь, ни мемуары, ни исследование. В качестве возможной причины она называет чувство вины. Для тех, кто ушел. Не из-за каких-то «проступков» перед ними, а потому что этих людей больше нет, а вы есть. Одна из самых сильных страниц ее книги — смерть матери, мужа, смерть Эфроса. Описание театральной суеты, битвы актерского тщеславия, желания иметь последнее слово в спорах многолетней давности постоянно омрачается мыслью о смерти. все, что кажется ей достойным реконструкции. Ее Анатолий Эфрос всегда жертва, всегда непогрешим, а те, кто был по другую сторону театральных баррикад, абсолютно неправы, и те, кто мог считать свои действия всего лишь реакцией на действия Эфроса. ~ Леонид Хейфец. Биография Посетило:9065 ~Бежать очень легко Посетило:8551 ~Ольга Яковлева словно загипнотизирована бременем исторической задачи и желанием раздавать запоздалые пощечины и награды. Но сейчас она, возможно, единственная, кто может рассказать о противоречиях и страстях, подводных течениях и тревогах режиссера, которого все чаще называют Великим.~VK~Ольга Яковлева фото

После него просто оргазм космос.....
8 часов назад
Пару ложек этого и все! За месяц уйдет 21 кг застойного жира, отвисший живот втянется полностью…
9 часов назад

Читайте также