Блог мурашовой катерины

Людям больше не нужно создавать что-то в реальном мире, все уходит в сеть. На самом деле, здесь есть все, что нужно для счастья — и опытные, и не впечатляющие. Контакт с реальностью не приветствуется — по крайней мере, без проработки этого вопроса с психоаналитиком. «Дом за радугой» — это мифическая история специалиста по психологии Екатерины Мурашовой, в которой уже наступила удивительная свежая вселенная.

Отец открыл тайну, как он совращал женщин без виагры в СССР. Они выстраивались в очередь, для этого..
8 часов назад
Я не поверила, моя кожа стала совсем другой...
7 часов назад

Екатерина Мурашова - Жизнь за радугой

В мире, где живет Дим, нет угрозы, боли и сильных эмоций — все это благодаря инфочипам, Ойкумене, а также специальной системе обучения, учитывающей особенности каждого. Теперь можно отходить только от того, что нравится, идти по стопам личной программы, существовать, существовать и не расстраиваться. Но охота на Диму — это совсем другое. И когда он решает пересечь границу и поискать такой дом за радугой, о котором мечтал в детстве.

Психологическая антиутопия — пожалуй, самое верное определение жанра этой книги. Психолог-домосед Екатерина Мурашова воспринимает гостей в обычной городской больнице. Каждый день в ее кабинет входят зрелые и молодые люди со своими ситуациями, требованиями, вопросами, а специалист по психологии часто ищет своих пациентов. Он ведет блог, где отвечает на сообщения, задает вопросы читателям, предлагает им поразмышлять о трудностях, сообщает об эссе о них, подготовленных по книгам. Например, не так давно: «С вашим ребенком все в порядке».

Но когда ученый частный, когда обычный «как все», когда они из обычных, тогда в редкой фиксации творец развивает картину мира в варианте «А что если…». рассматривает нечто непрерывное. В «Доме за радугой» героя приглашает Дима — не Дима, а Дима, он самый обычный мальчик. Его мать хочет, чтобы потомство развивалось по всем правилам прогрессивной науки. Никто не узнает папу, да и сам он не особо старается защитить свои соображения. Уже в детских садах детей делят на типы — и воспитывают в соответствии с ними.

… Взрослые называли нас «асы», «ауты» и «тугузы». Нам давали всевозможные поручения, предлагали сыграть в то или иное, или это элементарно уходило между нами, а в это время их обычные заявления звучали примерно так:

— Это открыто под столом.

— Прецедента нет абсолютно, есть возможность, он элементарного шума боится, в данный момент я постараюсь предложить ему работу.

— Те, кто втроем, бьют такие, явные удары! Они готовы к слиянию, нечего и думать!

— правильно. А те, кто их победил?

Отец открыл тайну, как он совращал женщин без виагры в СССР. Они выстраивались в очередь, для этого..
8 часов назад
Эффективная борьба с псориазом. Первый результат - в течение 5 дней!
10 часов назад

-Я предполагаю, что он нервничает, но сценаристов это обычно не касается. Но пока что мы воспользуемся им и рассмотрим более подробно.

миров, а именно двух: аутентичного, электронного мира и i-мира-виртуального. В И-Мире происходит самое значительное и увлекательное. В играх строится, распространяется и бесконечно изменяется реальность, в которой дети присутствуют большую часть времени, начиная с детского сада. I-Mira — это сущность свежей жизни. Из этой прошлой жизни актуальными остаются необыкновенные фрагменты — эти, как у прабабушки БИ. Пчела обладает непревзойденной драмой, которую современная цивилизация называет плазмодием, но это не значит, что она доживает последние дни: Дим навещает ее в хосписе.

«Поразительный бизнес в хосписе — и не азы, не проталкивание клоунов», — ворчала она. — безжалостный плазмодий. Включение умирать все время раньше — ни тебе выводов, ни о смысле жизни подумать.

На самом деле, что это «плазмодий», я все же узнал. Это из биологии — необычное существо, нечто среднее между одноклеточными и многоклеточными. Она имеет большое количество ядер, но между ними нет клеточных челюстей. Непонятно, почему я каждый раз видел этот плазмодий на свежевысушенном пне и смотрел на небо.

Прабабушка Пчелка — единственный настоящий друг Димы. Она играет с ним, играет в магазине, кафе и клинике, лепит снежки и надувает пузыри — и если кто-то видит ее, простую вещь, то она здесь:

… Были вопросы, например, такие: Может ли ваш ребенок есть самостоятельно? Может ли ваш ребенок жевать, пить твердую пищу? Способен ли ваш ребенок самостоятельно преодолеть барьер высотой 30 см? Может ли ваш ребенок прыгать? Может ли ваш ребенок уверенно различать реальных людей и явления электронного мира от персонажей и явлений мира I? Пытался ли он когда-нибудь исключить вас из школы, если вы не выполняли его требования? Использует ли ваш ребенок тексты на своем родном языке, обозначающие человеческие чувства? Различает ли ваш ребенок живые и неживые существа? — Bi. Кто такой «ваш ребенок»? Он совсем больной? спросил я.

В удивительном новом мире, в котором живут Дима, его друзья Саша и Эля, нет бедности, практически нет страданий и страха. Но подождите: есть страх. Это всегда видно, когда кто-то пытается организовать что-то сам — автономно от других. Не так уж важно: придумывать игру за пределами игровой зоны, покидать безопасный туристический маршрут, чтобы попытаться найти приключения, и даже больше — разрушать башни из светящихся кубиков. Или на самом деле бегать и лазить по настоящим деревьям в электронном мире. Физическая энергия была скрыта за бесполезностью. Вместе с живыми, неэлектрическими, домашними учениками. Рободог с функцией ходьбы — вот, собственно, и все, что осталось. Да и зачем напрягаться, если ойкумена и чипы данных позволяют реализовать любую реальность? Все это декорации, которые подготавливают ключевой вопрос. Традиционный для антиутопии и в то же время остро актуальный вопрос: почему здесь никто не допускает мысли, в числе прочих, о том, что на самом деле можно проектировать иначе, чем все остальные? Почему никого не волнует, кому и зачем это нужно, чтобы все было так, а не иначе? Что происходит на самом деле? Кто является создателем этой замечательной игры?

Благосостояние отняло способность и желание мыслить критически и в целом. Несчастное позитивное мышление превращается в отличную 3D-модель — и, как оказалось, она была действительно ужасной.

Читатель найдет здесь множество параллелей: и «Матрица», привязывающая людей к системе, и отсылки к Оруэллу и Замятину с попыткой восстать против нее. Удастся ли эта попытка? Выводы нужно делать самостоятельно.

Фишкин или Scientific Pop, в книгах Екатерины Мурашовой нет рекомендаций. Есть только ситуации. Такими книгами были, например, «Стражи тревоги», «Класс коррекции» и предстоящая публикация «Мы пришли сюда». Рассказ «Дом за радугой» занимает особое место в этой серии — несмотря на всю классику, следующую законам жанра. Она обращает самые острые углы на те трудности, которые мы любим прятать от себя под злополучным «все в порядке».

Невозможно поцарапать или утопить!
8 часов назад
Отец открыл тайну, как он совращал женщин без виагры в СССР. Они выстраивались в очередь, для этого..
9 часов назад

Читайте также