Александр Солженицын «Один день Ивана Денисовича»

У Ивана Денисовича свежий день, день, в который Солженицын взял на себя труд вложить все 10 лет лагеря. И он получил его.

Это все, что надо человеку, который хочет смотреть 350 HD каналов и не платить за это деньги.
9 часов назад
Ваши суставы будут как в молодости, даже если вам уже за 80! Это растение творит чудеса..
10 часов назад

Произведение определяется создателем как рассказ. Написана в Рязани: начата 18 мая, закончена 30 июня 1959 года. первоначальное название — «Ш-854», «День 1-го заключенного». Окончательное название было составлено в издании «Нового мира» по настоянию Твардовского. День, описанный в рассказе, приходится на январь 1951 года.

Первое объявление: Свежий мир. 1962. № 11. стр. 8-74.

Репринт с сокращениями: Ауссаат. Франкфурт а/М, 1962. № 51/52. с. 11-14.

Лингвистический тест на слово:

Примерное количество страниц: 105

Активный лексикографический запас: немного ниже среднего (2639 оригинальных текстов на 10000 текстовых текстов)

Средняя длина предложения: 57 символов — уникальность ниже среднего (81)!

Доля диалога в тексте: 17% — ниже среднего по уникальности (37%)!

— Иван Денисович 2021, Российская Федерация, Р: Глеб Панфилов

Похожие работы:

2018

Издания на иностранных языках:

Доступность в электрическом виде:

Большевик, 8 сентября 2018 г.

Все лестные отзывы о творчестве Солженицына я читал в основном заочно: ранее в журналах или в интернете. Но я ни разу в жизни не слышал ни одного положительного отзыва: от своих людей, товарищей, элементарных случайных собеседников. Удивительно перечислять здесь, как «… написано удивительно ясным, обычным языком. Она легка и читается на одном дыхании…». Конечно, речь идет о Солженицыне. Александр Исаевич — один из самых бессловесных творцов, явно не испорченных литературным талантом. Как выразился там Твардовский под предлогом своей пьесы для 3 10 актеров, «это совершенно дерьмовый бизнес!».

Соувин, 11 сентября 2018 г.

Эта история отличается отсутствием истерики у автора. Без всякой интеллектуальной оценки Солженицын говорит: «Так было». А оценки дают читатели, каждый в меру своих возможностей. В этом проекте «День Ивана Денисовича» считается непревзойденным прототипом.

Несколько текстов о том, как он написан. Перед нами не литературное слово автора, а речь персонажа, человека, который попал на тяжелую работу, как цыплята в стадо. Оцел и лапидарность манер, а некоторые потеряли дар речи. Если бы было иначе, мы бы никогда не избавились от ощущения фальши. Маленькие описания, даже небольшие, прекрасны: как заранее разогреть скатерть, как обернуть ее вокруг ноги, как очистить чашку каши корочкой, как кирпич становится вредом для тренировки, но так, чтобы качество было. Но без этих несущественных мелочей не будет мысленного портрета героя, а сам Иван Денисович не проживет и 10 лет, умрет на полпути.

Magic Blanket - нежный и уютный плюшевый плед со светящимися узорами.
7 часов назад
Лепс: "Мясников сказал - пей это натощак и забудь о гипертонии навсегда! Работает"
9 часов назад

Нельзя сказать, что эта история действительно порадовала. Эти произведения не имеют всех шансов и не обязаны нравиться, но в нашей литературе они стоят в одном ряду с «Записками из дома мертвых» Достоевского и «Островом Сахалин» Чехова.

BroonCard, 20 июня 2018 г.

Через каждое творение каждый создатель пытается что-то объяснить. По крайней мере, если это утверждение нельзя применить ко всей многогранной художественной литературе этого мира, то к несомненно традиционным произведениям оно необходимо. И дело действительно в том, что «День из жизни Ивана Денисовича» — это как бы бесспорный классик русской литературы, конкретной мысли, идеи которого я не нашел. Вполне вероятно, что со мной что-то не так, но очень вероятно, что создатель на самом деле и не пытался сказать что-то несомненное об информации собственного творения, вместо того, чтобы дразнить своей заботой о самых разных подтемах, то есть о том, что на самом деле уже глубоко проникло в мой интеллект и заставило меня задуматься.

Дело в том, что в представленной работе Александр Исаевич фактически как бы дает уменьшенную копию своего собственного, гораздо более масштабного полотна — «Архипелага ГУЛАГ». Она дает читателю возможность окунуться в атмосферу, в которой проходит день заключенного, оказавшегося в годы сталинских репрессий и военщины на сибирских просторах под рукой российских властей. Солженицын описывает жизнь, заряжает атмосферой и заставляет практически влюбиться в отвратительную водянистую субстанцию, образовавшуюся после приготовления овсянки. Солженицын как бы невзначай замечает и упоминает ситуации людей и говорит о том, как по несправедливости или, наоборот, по объективным и закономерным происшествиям они оказались в том положении, в котором существуют. Он не заставляет читателя сопереживать героям за счет текстов, он обрисовывает их действия. Каждый персонаж — например, или иначе человек. И каждый человек за его спиной что-то содержит, и об этом говорит романист, вместе с которым он упоминает совсем чуть-чуть, то, что находится за плечами всего народа — администрацию. И эта администрация, нависшая над обществом, словно клинок Домокла, время от времени опускается на тех, кому повезло или не повезло, на тех, кого следует жалеть, и на тех, кого не следует. Читатель сам решает эти моменты, живет, действительно живет, раз в день в коридорах нечистых бараков и на просторах сибирских прерий, наполненных холодным ветром и одиночеством существования, даже если вокруг, кажется, есть люди.

Возможно, основная идея видится похожей — реальное одиночество, разъедающее безвольного человека. Его отчуждение от мира, который он больше не понимает и, кроме всего прочего, не думает о том, как застыть его частью. Он погружен в себя, в мирские усилия по зарабатыванию денег и их невыплате, в морозные ветры и непонятные возможности, которые окутывают все его окружение, как настоящий смог, лишь время от времени позволяя тусклому согревающему свету печки закрасться в место линчевания, чтобы обеспечить момент развлечения, когда человек действительно понимает свое состояние. Горечь и тепло — это смесь эмоций и впечатлений, которые невозможно четко описать, и именно это произошло с Александром Исаевичем, который явно даже не пытался устроить именно это.

Блофельд, 6 сентября 2018 г.

«День Ивана Денисовича» — довольно великое произведение. Однако это не история, это история. Как только удар происходит раз в день? Ситуация в лагере подробно описана. Он действительно обладает эффектом, который Солженицын испытал на собственной коже.

maxbox, 14 августа 2016 г.

Написана удивительно понятным, обычным языком. Читается легко и на одном дыхании. В этой истории есть большое количество сложных, очень своеобразных факторов,

для описания которых члены общества во все времена и эпохи используют жаргон. Солженицын сумел организовать все это в уникальной литературной манере

и никогда не претендует на это.

С одной стороны, сюжет не замысловат, с другой — произведение написано настолько искусно, что ощущение завершенности возникает практически с первых страниц.

Погружение во вселенную главного героя, страшную вселенную сталинских лагерей. Еще более удивительно то, что в этом рукотворном аду есть место для обычных человеческих отношений, доброты, ролей, соболезнований.

Характер главного героя, Ивана Денисовича, под него не написан, он нарисован, пока с небольшими составляющими. И очень хорошо видно, сколько в ней всего.

Доброта. История оставляет о себе позднее — лестное впечатление.

мрачный маргинал, 1 сентября 2012 г.

Небезынтересно отметить, что Н.С. Хрущеву это произведение понравилось настолько, что захотелось выдвинуть создателя на Ленинскую премию, причем не только издали крупным шрифтом.

Вот сюжет для альтернативы: что если бы А. И. Солженицын стал лауреатом высшей награды СССР в разгар хрущевского потепления?

Пару ложек этого и все! За месяц уйдет 21 кг застойного жира, отвисший живот втянется полностью…
9 часов назад
Лепс: "Мясников сказал - пей это натощак и забудь о гипертонии навсегда! Работает"
6 часов назад

Читайте также