Жванецкий — «Турникеты»

Турникеты (1982)

Такой проект был! В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так. И на здоровье. Но вот эта бесшабашность — куда хочу, туда хожу, кому хочу, тому звоню — порождает распущенность, которая дорого обходится всем нам. А так — хоть как-то дисциплинировать этот дурной поток.

Вот в конце каждой улицы поставить турникеты — да просто так. Пусть пока пропускают. И не надо пугаться, только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят пока и пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд. Идешь на них — лицо горит, идешь от них — спина горит. А они ж ничего не спрашивают. Пока. А уже эффект есть. Уже дисциплинирует.

Ну, и в любой момент можно перекрыть. И, конечно, специальная команда имеет доступ к любому дому и так далее. По контуру площадей — по проходной. Ну, вдоль забора идет человек, руками об забор. Допустим, три-четыре перебирания по забору — и в проходную. Где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, есть. Красочка особая на заборе — ну, там отпечатки пальцев и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет. Бояться нечего. Но в случае ЧП — отпечатки на заборе, и куда ты денешься. А пока пусть проходят. Без документов. Хотя при себе это иметь обязательно, на случай проверки, сверки, ЧП. То есть когда идешь на дежурного — уже хочется документы показать. Пройдешь без предъявления — только мучится будешь. Вот со временем никто проверок стесняться не будет. Позор будет непроверенным ходить. Тем более появляться неожиданно и где попало, вот как сейчас. Или кричать: «Мой дом — моя крепость!» — от внутренней распущенности. Или оттого, что тебе там что-то хочется скрыть.

Ну, в коридорах дежурных пока ставить не надо. Начинать, конечно, с выхода из дома. Дружеская беседа, куда, когда, зачем сумочка? А если там дома никого, тогда куда? И так далее. Сразу у дверей, чтобы потом не беспокоить. И ключик — на доску. То есть чтобы человек — горожанин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Но что бы ты ни делал, где бы ты ни был — буквально, голая степь, а ты не один! И при любом звонке тебе нечего опасаться — поднимаются все. При любом крике: «Ау, люди!» — из-под земли выскакивает общественник, туалет за углом и так далее. «Григорий!» — ну, это уже ЧП.

Гулять надо повчетвером — повпятером. А если в гости — не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости. Отбыл/прибыл/убыл. Конечно, дать диапазон, чтобы человек чувствовал себя свободным. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Да чем-нибудь, да той же печатью. Ставит время — с запасом, чтобы гость неторопливо собирался.

Контроль личных сумок даже не надо в каждом доме. Не надо, только в узловых местах — там, подземный переход, базар, вокзал… Это чтобы питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей. Одинаковый рост, вес и скорость для пошивочных мастерских.

И, конечно, поменьше незнакомых слов. Употреблять буквально те слова, что уже употребляются. Ну. чтобы не беспокоить лишним новым словом. А для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, к примеру, «хорошо вышел из дому», «прекрасно доехал», «отлично себя чувствую», «одолжил рубль» и так далее.

Начинать разговор — «говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилий — телефонные номера. Имена можно оставить, это и для учета легче, и запоминается. Допустим, «привет, Григорий, двести пятьдесят три семьдесят восемь от Ивана три три два сорок один и код — ноль сорок четыре». И уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю, внезапно передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.

С перепиской тоже упростить. Все письмо писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго. Но настолько облегчается работа почты! И много в таком состоянии не напишешь.

И, конечно, вместо автоматических телефонных станций я бы восстановил старые. Вот с наушниками и ручным втыканием в гнезда. Вот подумайте, очень много даст.

Причем для упрощения и удобства с выходящими из дома беседует уличный контроль. Дальше контроль проспектов, площадей. С теми кто из города — работает высококлассный междугородный контроль. Ну, а не дай бог, при выходе из государства — вовсю трудится наша гордость, элита — Общевыходной Дроссельный Контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника. И максимум убедительности, чтобы развернуть колени и тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтобы не беспокоить.

То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать ни, понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным.

 

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий