07.05.2020      386      0
 

Столярский Петр Соломонович


 

Столярский Петр Соломонович и его школа в Одессе

Столярский Петр Соломонович и его школа в Одессе

Когда меня спросили — известна ли мне фамилия  Столярский? — я, не сомневаясь, ответил утвердительно. Но следующий вопрос — а кем был этот человек? — заставил призадуматься. У каждого из нас в голове значительный объем информации, у кого-то больше, у кого-то меньше. Но огромную часть этой информации мы пользуем редко, и за ненадобностью она постепенно замещается более новой. Не исчезая совсем, но теряясь где-то в глубинах нашего сознания. никем еще не измеренных.  Вот тов. Столярский как раз и оказался в этих “глубинах”. Наверное, каждому знакомо это мучительное состояние, — ты помнишь человека, знаешь, чем он занимался или занимается, но совершенно не в состоянии назвать ни имени, ни фамилии. И особенно раздражает то, что вот оно на языке вертится. Но чем сильнее ты стараешься вспомнить, тем больше убеждаешься в своей умственной неполноценности. 

Подобное и я испытал, с той лишь разницей, что фамилия как раз была известна. Мой мозговой штурм дал жалкие результаты. Единственно в чем я не ошибся — это то, что мы имеем дело с представителем искусства. Поначалу я попутал Столярского со Строгановым, обе фамилии как-то созвучны известному ремеслу. И уж было решил, что это в честь него названо известное художественное училище. Но воскресив в памяти реального Строганова, я решил временно отступить. Что мы делаем, когда не можем что-то вспомнить? — переключаемся на что-либо другое. А нужный ответ потом сам к нам приходит, и совершенно неожиданно. И без всякого умо-мазохизма. Конечно, как и большинство из вас, дорогие читатели, я мог заглянуть в википедию, и все быстро выяснить. Но мне из принципа хотелось вспомнить хотя бы род деятельности тов. Столярского.

Столярский Петр Соломонович

Столярский Петр Соломонович

Озарение пришло, но почему-то под другой фамилией. Давид Ойстрах, этого музыканта точно знают все, даже если не видели его облика и не слышали его скрипки. И где-то зацепилось в моей памяти, что учителем этого легендарного музыканта как раз и был Столярский. Зная, что Ойстрах одессит, я наконец-то понял, с чем собственно ассоциируется много раз упомянутая фамилия — ШКОЛА Столярского. Утешив своё самолюбие, и не став далее мучить себя воспоминанием того, что уже точно не знаешь, я обратился к интернету. Во мне проснулся живой интерес, — а шо это за одессит, которого я так плохо знаю? А знаю я, поверьте, немало.

Столярский П.С и его ученик Давид Ойстрах. 1939

Столярский П.С и его ученик Давид Ойстрах. 1939

Петр Соломонович Столярcкий родился 18 ноября 1871 года в Липовце — уездном городке Киевской губернии. Не получив сколь-нибудь значимого общего образования, имея трудности как в грамматике, так и в русской лексике, чуть ли не считаясь музыкантом-самоучкой, он стал, по мнению многих великих деятелей культуры величайшим скрипичным педагогом. Чьи достижения не превзойдены до сих пор. Хотя, конечно же, мир музыки настолько огромен, что были великие учителя других великих исполнителей.  Но этому незаурядному человеку удалось создать не какую-то уникальную мастерскую по созданию штучных экземпляров, а стать “изобретателем конвейера талантов”. Так впоследствии назвал эту школу Леонид Утесов, который, возможно, тоже, как и было положено многим еврейским мальчикам, учился играть на скрипке и не исключено, что  посещал уроки педагога.

«Если еврейский мальчик идет по улице без скрипки, значит, он учится играть на фортепиано»
Старый одесский анекдот

Можно ли научить тому, что сам не умеешь делать в совершенстве? Пожалуй, вопрос поставлен некорректно, сформулируем его точнее: можно ли передать ученику мастерство, которым сам учитель не обладает? Ответ на этот вопрос кажется простым — практически невозможно. Однако не все так очевидно. И подчас реальность оборачивается парадоксом. Специалисты давно спорят, вправе ли педагоги, не сделавшие настоящей артистической карьеры, считаться полноценными наставниками. Как правило, конечно, сомнения тут небезосновательны, но есть и исключения. И как всегда в искусстве, — исключения необъяснимые или не до конца объяснимые. Одним из таких исключений, самым ярким, быть может, была фигура Петра Соломоновича Столярского.

Портрет Столярского П.С. в музыкальной школе его имени

Портрет Столярского П.С. в музыкальной школе его имени

Он никогда не был большим артистом, даже просто солистом. Правда, с музыкой вся его жизнь была связана неразрывно. В раннем детстве Столярский овладевал игрой на скрипке под руководством отца, потом развлекал гостей в богатых домах, помогая семье сводить концы с концами. Уже с десятилетнего возраста сам давал уроки игры на этом инструменте. 

Да, по мнению людей авторитетных, а молодой музыкант показывался самому Рубинштейну, приезжавшему в Одессу на гастроли, его техника игры была далека от совершенства и никого из великих не впечатляла. 

Зато играл он от души, что позволяло быть популярным, если не в широких, то хотя бы в узких кругах. И как-то зарабатывать музыкой на жизнь. Не уверен, что сейчас люди, даже с консерваторским образованием, смогут очаровать публику настолько, чтобы она готова была расстаться с «кровными». Путешествуя по Европе, можно встретить много уличных музыкантов, даже целые ансамбли. И очень редко кто может удивить игрой настолько, что народ ломится бросить еврики в шляпу. Хотя техника (включая инструмент)  у многих отменная. 

Вы спросите: почему я рассказал об уличных музыкантах, а не вспомнил о концертных залах. Там публика другая и другие мотивы. Многим из них отдать 250 евро за место в партере на обычный, т.е. не премьерный, спектакль, что для нас, простых смертных, сходить в буфет пива выпить.  

Еще одна небольшая ремарка. В будущем у всех знаменитых учеников Столярского  была разная постановка рук, не обязательно «классическая». Например, Давид Ойстрах держал локоть правой руки довольно низко от считавшегося эталонным положения. Став педагогом, Столярский всегда учитывал индивидуальность учеников, в том числе и их анатомического строения. Но не будем забегать вперед, а выражаясь языком мастера: «не будем идти прежде», и вернемся к молодости музыканта.

Столярский  испытал все тяготы жизни бродячего музыканта, играл в различных оркестрах, и сумел в 1890 году окончить Одесское училище Русского музыкального общества. Лишь после этого он получил приличное место — концертмейстера оркестра Одесского оперного театра. Однако все эти годы он мечтал посвятить себя педагогике, учить музыке детей. И при содействии Леопольда Ауэра, известного музыканта и профессора Петербургской консерватории, добился открытия в 1911 году в Одессе собственной музыкальной школы.

Надо сказать что в Российской губернии в те времена музыкальное образование можно было получить только беря частные уроки, индивидуальные или групповые, где собирали персон любого возраста. Не существовало никаких специализированных школ в нашем сегодняшнем понимании. И открытые Столярским курсы по ул. Дворянская 15, а вскоре перенесенные  в собственную квартиру в доме по ул. Преображенская, 58, изначально и являлись, прежде всего, репетиторством.

Преображенская, 58 - дом, в котором жил Столярский. 2019

Преображенская, 58 — дом, в котором жил Столярский. 2019

Была ажиотажная увлеченность родителей музыкальным образованием своих чад, в которых они мечтали увидеть будущих звезд музыкального небосклона. Проще говоря, был большой спрос, что и рождало предложение.

Столярский Петр Соломонович

Столярский Петр Соломонович

Но почему именно Столярскому удалось стать великим педагогом и создателем «школы имени себе»? Свои мысли, и даже утверждения, я как раз и постараюсь изложить в этой статье.

А пока хочу отвлечься и более подробно раскрыть одну особенность учителя.

Хотя, сказать по правде, эта особенность была присуща большей части населения тогдашней Одессы (прошу не путать с сегодняшней). Личность Столярского для многих связана с феноменом так называемого «одесского языка«. Да, у него был свой словарь, связанный с лексиконом еврейских местечек, с одесским лексиконом. Его хорошо понимали окружающие. Понимали и высоко чтили педагога, пусть и не ограненного высокой эстетикой.

«Школа имени мене» — это один из его перлов. В те времена было принято увековечивать людей ещё при жизни. И в 1933 году, когда была создана первая 10-ти летняя музыкальная школа с обязательным изучением общеобразовательных предметов, — она получила имя своего создателя. 

Но это все далеко впереди. А пока даже смены эпох не произошло, будущие строители коммунизма только духом собирались.

Тем временем в доме у Петра Соломоновича уже «куются» вундеркинды от музыки. Между прочим, Давид Ойстрах начал заниматься у учителя в 1913 году в возрасте пяти лет. Также его учениками были Елизавета Гилельс, Борис и Михаил Гольдштейны, Натан Мильштейн, Михаил Фихтенгольц. И к каждому из своих учеников талантливый педагог сумел найти свой подход, полностью раскрыв детские таланты.

Столярский и юные скрипачи дореволюционной Одессы. Рядом со Столярским  маленький Давид Ойстрах

Столярский и юные скрипачи дореволюционной Одессы. Рядом со Столярским  маленький Давид Ойстрах

Так в чем же был секрет, фишка, или как сегодня говорят : ноу-хау , тогда еще начинающего педагога? Говорят у него была какая-то особая методика?

Я покопался в разных источниках, и пришел (по крайней мере для себя) к одному очевидно-неочевидному выводу. Обязательно поделюсь им с вами.

Но пока, чтоб не забыть, расскажу одну забавную историю. Среди учеников Петра Соломоновича, сделавших огромных вклад в искусство, были не только музыканты. Но и писатели. Случайно — не случайно, но так случилось. А умение разглядеть талант — это безусловное качество большого педагога.

— Если рука у ребенка не хочет смычок, то зачем ему туда впихнуть, дайте лучше карандаш!

Эти слова Столярского  имеют прямое отношение к Исааку Бабелю, который по воле отца тоже предназначался в музыканты. Но вместо нот ставил на пюпитр любимые книжки, и, проигрывая скрипичные упражнения, воображением уплывал к героям Дюма.  Бабель оставил хоть и лаконичные, но, возможно, лучшие и яркие зарисовки Столярского и его учеников, их родных и вообще музыкальной атмосферы города в довоенные годы минувшего столетия.

Исаак Бабель в детстве с отцом

Исаак Бабель в детстве с отцом

Как в любом важном деле, в обучении детей музыке есть своя «специфика», она и стала объектом ироничного внимания писателя. Что Бабель и воссоздал колоритно в одном из своих «Одесских рассказов» – «Пробуждение».

Самого учителя Бабель вывел в рассказе под псевдонимом «господина Загурского». Буквально в нескольких строчках Бабель воссоздал картину дома педагога. Остается в памяти описание одержимых мамаш, «истерически воспламененных, прижимающих к слабым своим коленям скрипки, превосходящие своими размерами тех, кому предстоит играть в Букингемском дворце«.

Эти мамы ждут в прихожей очереди для своих чад, чтобы войти в «чистилище».

«Из кабинета Загурского, шатаясь, выходили головастые, веснушчатые дети с тонкими шеями, как стебли цветов, и с припадочным румянцем на щеках. Дверь захлопывалась, поглотив следующего карлика«.

Бабель создал несколько шаржированный портрет своего педагога, но поражающий образностью и проникновением в суть. Ирония же писателя простительна, в частности и потому, что его рассказ проникнут самоиронией. Признак благородства пишущего – одной фразой он расправляется со своим собственным «музыкальным дарованием»: «звуки ползли с моей скрипки, как железные опилки«. 

Не может не интересовать, знал ли Столярский о своем портрете кисти Бабеля и, если знал, как к нему относился. Знал. Не обиделся. По свидетельству очевидца, он сказал: «Бабель неплохой фотограф. Узнаю себя, несмотря на ретушь«. 

Думается, что музыканта и писателя сближал своеобразный язык Петра Соломоновича и язык героев Бабеля. Бабель черпал его из разных источников. Петр Соломонович был одним из них.

Очень интересно, что художественное описание Бабеля оказалось поразительно близким к документальному, которое принадлежит любимейшему ученику Петра Соломоновича Давиду Ойстраху:

«Все углы большой квартиры были заставлены пюпитрами, завалены футлярами, нотными папками, во всех комнатах толпились возбужденные и радостные малыши, а в коридоре сидели мамаши, ожидавшие вундеркиндов и с невероятным оживлением обсуждавшие чисто профессиональные скрипичные проблемы«.

Так как же удавалось педагогу создавать музыкальные феномены?  И речь не только о знаменитых фамилиях. Великое множество музыкантов, прошедших школу Столярского, стали исполнителями в симфонических, оперных, камерных оркестрах, причем по всему миру. Многие сами стали педагогами, профессорами консерваторий. Речь идет действительно о «фабрике талантов«.

Столярский с учениками. Одесса, 1929

Столярский с учениками. Одесса, 1929

По сути, в своей практике Столярский руководствовался довольно простыми и логичными установками.

Оптимальным возрастом для начала занятий он считал 3-5 лет, «пока косточки мягкие». Возможно, тогда это и считалось рановато, но сегодня особо жаждущие успеха родители готовы начать «уроки музыки» и в утробном состоянии.

«Мне не нужны талантливые дети — мне нужны талантливые родители» — это другая крылатая фраза Петра Соломоновича. Кажется, что не совсем очевидная. Вспомним многочисленных сегодняшних родителей, стремящихся охватить своих детишек всеми возможными видами искусств и наук. Кто-то последовательно, — тут не пошло, так может там получится. А некоторые вообще умудряются одновременно посещать и кружок шахмат, и секцию бокса. Если сами родители не знают, чего они хотят, то их чадо вряд ли в чем-то преуспеет. Чаще всего ребенку передается огромное желание родителей, даже если передача и происходит порой с ограничением свободы детской личности. В разумных пределах. Я уж не вспоминаю о таком очевидном явлении как детское подражание. Если мама владеет каким-то инструментом или увлечена каким то делом, то дитя, с большой долей вероятности тоже этим овладеет. А если еще и учитель потом хороший попадется, — как минимум профессия у ребенка будет. 

Короче: ребенку проще и естественней брать пример с талантливых родителей, чем наблюдать за несовершенным миром и самому делать выводы. Когда мы понимаем — уже совсем в недетском возрасте — что у нас были способности к рисованию, нам остается только надеяться, что на пенсии, если доживем, будет чем заняться, помимо борьбы с подступающими болезнями.

Еще одним не бесспорным, но действенным методом являлось психологическое внушение маленькому ученику высокого мнения о его талантливости. Что позволяло ученику выработать чувство уверенности в себе, давало силы заниматься с еще большим упорством и желанием.

Хоть нас, по крайней мере, поколение постарше, и пытались убедить, что скромность это добродетель. Но еще в пионерском возрасте меня стали посещать большие сомнения по этому поводу. Как может появиться личность, если с детства не пытаться внушить нужные качества? 

А чтобы выдержать занятия у Петра Соломоновича «нужных качеств» требовалось немало. Столярский совсем не был похож на доброго доктора Айболита. Коим его можно было бы представить по фотографиям и редким кадрам кинохроники. В преподавании он был требователен и даже суров. Не голосом и обличием. А теми объемами заданий, которые ученикам предписывалось выполнять. Столярский настаивал, чтобы его ученики вынимали скрипку из футляра рано утром, немедленно после завтрака, и клали ее обратно в футляр перед сном! Если ученик не выдерживал напряжения и  занимался меньше пяти часов в день, Столярский считал его безнадежным и предлагал прекратить уроки. Мне представляется, что, вероятно, в этом и есть один из главных «секретов» его педагогического таланта, если измерять его количеством подготовленных им лауреатов различных конкурсов.

Только не подумайте, что Петр Соломонович брал трехлетнего ребенка, совал в его неокрепшие ручки скрипку и начинал мучить гаммами. Лучше и проще всего можно понять процесс из слов самого Столярского, взятыми из его давнего интервью:

«Я противник того, чтобы ребенку сразу же давать скрипку в руки. Предварительно он должен быть подвергнут психотехническому и специальному обследованию. В ряде бесед я выясняю, чем ребенок интересуется, увлекает ли его окружающая музыкальная среда, каковы его вкусы, наклонности. Затем я внимательно исследую чисто физические данные ребенка (плечо, руки, пальцы). Только после этого ребенок начинает знакомиться с нотами и некоторое время напевает их («сольфеджирует») под моим непосредственным руководством. Лишь после этой подготовительной стадии переходим к работе с инструментом. Но еще долгое время будущие скрипачи играют «беззвучно», т. е. со смычком без канифоли, для того чтобы избежать отталкивающих, раздражающих слуховых впечатлений, — скрипа, шипения и пр. Одновременно родители получают указания о том, как им следует воспитывать и ухаживать за своими детьми. В школе применяется так называемая „конвейерная система» преподавания, т. е. в течение одного часа воспитанник переходит от гамм через этюды к более сложным музыкальным упражнениям«.

Как говорится, — добавить нечего.

Разве что рассказать о важных свойствах характера самого Петра Соломоновича. Трудолюбие и целеустремленность сочетались в нем с невероятной любовью к своему делу. Работал он, в самом прямом смысле, с утра до вечера. Всегда с невероятной охотой и живостью. С особо одаренными учениками он иногда успевал заниматься по три раза в день. Он умел не просто учить детей, он умел с ними общаться. В этом у него был особый дар. Быть скучным, считал он, — значит быть бесполезным. Скучный педагог, какими бы знаниями он ни располагал, как бы ни старался, — не сможет обеспечить правильного процесса развития ребенка. Дети и так неохотно занимаются, а когда они встречаются еще со скучным педагогом, то из этого ничего хорошего не может выйти. 

В 1919 году Столярский прекращает работу в оркестре оперного театра и полностью посвящает себя педагогике. Он начинает вести класс скрипки в Одесской консерватории, где и становится профессором. 

Здание Одесской консерватории. 2019

Здание Одесской консерватории. 2019

Необходимо отметить, что, отлично подготовив учеников на своих «домашних» курсах, Петр Соломонович отправлял своих питомцев в консерваторию. Для шлифовки и доводки, выражаясь языком «специалиста — инструментальщика».

Подавляющее число выдающихся студентов-скрипачей в Московской консерватории было учениками Столярского.

Может сложиться впечатление, будто великий педагог «ваял» своих вундеркиндов в гордом одиночестве. Но это совсем не так. В тени остались педагоги, помогавшие мастеру. Ведь в школе учили не только игре на скрипке, но и на других инструментах.  Об одном из таких педагогов хочется рассказать отдельно. 

Берта Михайловна Рейнгбальд и Эмиль Гилельс

Берта Михайловна Рейнгбальд и Эмиль Гилельс

Рейнгбальд Берта Михайловна закончила Одесскую консерваторию. Выступала с фортепианными концертами. Но известность приобрела своей преподавательской деятельностью в школе Столярского и в консерватории. 

Среди ее учеников в разное время были: Оскар Фельцман, Исидор Зак и другие известные музыканты. Она была главным наставником знаменитого пианиста Эмиля Гилельса. А еще была единомышленником и сподвижником Петра Соломоновича в создании музыкальной школы для одаренных детей.

И вот в 1933 году в здании по адресу пер.Лютеранский 2, что возле Кирхи и напротив консерватории, открывается 1-я государственная специальная музыкальная школа. Это была действительно первая школа такого типа в стране. Подобные школы в других городах появятся уже позднее. Здание школы не сохранилось, сейчас на ее месте стоит Одесская академия связи.

 В 1937 году, на международном конкурсе Эжена Изаи в Брюсселе, имя Столярского становится известно во всем мире. Давид Ойстрах завоевывает первое место, а Елизавета Гилельс, Борис Гольдштейн и Михаил Фихтенгольц получают призовые места. Подобного успеха ни у одного педагога не было никогда. Ни до этого, ни после.

Елизавета Гилельс, Михаил Фихтенгольц, Петр Столярский, Давид Ойстрах, Борис Гольдштейн

Елизавета Гилельс, Михаил Фихтенгольц, Петр Столярский, Давид Ойстрах, Борис Гольдштейн

Петр Соломонович, как истинный профессионал, всегда был далек от политики. Хотя ему и пытались приписать то вдохновенную веру в светлые коммунистические идеи, то, как это было подано в книжке одного из его учеников, чуть-ли не борьбу с советской властью. Столярский не был политиком, он был просто человеком, который сочувствовал людям, попавшим под колесо истории. 

За достигнутые успехи, которые как бы доказывали преимущества советского образа жизни (хотя это было прежде всего доказательством таланта самого педагога), Петр Соломонович получает благосклонное внимание партийного руководства страны. Разные байки и легенды освещают этот эпизод по разному, но Столярскому удалось, вдобавок к проявленной благосклонности, замолвить слово о строительстве нового здания для школы. И по личному распоряжению вождя всех народов в Одессе начинается строительство здания по проекту архитектора Федора Троупянского .

Место для строительства школы было выбрано, можно сказать, в самом центре. Не буду углубляться далеко в историю, но с 1870 году тут находился дом Юровского, больше известный как гостиница «Крымская».

Гостиница "Крымская", конец XIX в.

Гостиница «Крымская», конец XIX в.

В свое время здесь останавливались: Короленко, Бунин, Маяковский и много других известных деятелей, включая борцов с самодержавием. Но в лихие годы гражданской войны здание сгорело. Место потом расчистили и организовали там скверик. Вот на месте этого скверика в 1939 году и было построено великолепное здание школы Столярского. 

Занятия в новом здании школы

Занятия в новом здании школы

Одесса для меня город не чужой, и я как бы ее немножко знаю. И даже по центру приходилось много раз гулять. Вы не поверите, но где именно находится здание школы я узнал в довольно зрелом возрасте. Хотя проходил рядом с ним бесчисленное число раз. Все знают, где Екатерининская площадь? Там где стоит памятник Екатерине II, указом которой и был основан город Одесса. 

От площади идут три ответвления. Одно вниз — к морю и Дюку, второе — вверх к знаменитой улице Дерибасовской, а третье — к Сабанееву мосту. Последнее не популярно и малопешеходно. Вот почему я, проходя буквально в сотне метров, так долго не замечал очень даже приметного здания.

Давид Ойстрах и Столярский в школе. 1939

Давид Ойстрах и Столярский в школе. 1939

К великому сожалению, поработать в этой прекрасной новой школе Петру Соломоновичу пришлось недолго. Началась Великая Отечественная война. 

Здание музыкальной школы им. Столярского. 2019

Здание музыкальной школы им. Столярского. 2019

Во время боевых действий,  при авиационном налете, в здание школы попала бомба и почти полностью его разрушила. Оно было восстановлено в своем прежнем виде в 1954 году. 

Разрушенное здание школы Столярского. 1944

Разрушенное здание школы Столярского. 1944

Хотя сама школа Столярского начала работать сразу после освобождения города. Располагалась она тогда на четвертом этаже бывшей школы №56 (ныне № 121), напротив Соборной площади. 

Школа № 121 на Соборной площади. 2019

Школа № 121 на Соборной площади. 2019

Но самого Столярского там уже не было. В начале войны вместе с семьей Петр Соломонович был эвакуирован в город Свердловск. Там он продолжил педагогическую деятельность, старался организовать музыкальную  школу.

Но голод, лишения эвакуации, смерть жены и зятя подорвали его здоровье. 

Памятник на могиле Столярского в Екатеринбурге

Памятник на могиле Столярского в Екатеринбурге

Он умер от сердечного приступа в апреле 1944 года в Свердловске. Вскоре как узнал об освобождении родной Одессы. Говорят, что последней каплей для него стала новость о разрушенном здании его любимой школы.

Трудно охватить всю деятельность такого человека в короткой статье. Довольно многое из его человеческих качеств,творческих методов, организаторских способностей осталось не упомянутым. Только из одних его «крылатых выражений» можно создать целую антологию. Я привел всего лишь несколько, так как многие другие просто невозможно оторвать от ситуации и контекста. 

Очевидно, что Петр Соломонович Столярский был величайшим музыкальным скрипичным педагогом. Не очевидно — как ему удалось им стать. Никто не смог повторить его педагогический подвиг. Даже замечательный Захар Брон, воспитавший Вадима Репина и Максима Венгерова. 

Музыкальная школа им. Столярского в настоящее время

Музыкальная школа им. Столярского в настоящее время

В человеческой истории были удивительные личности, добившиеся огромных достижений и оставившие после себя тайну. Неужели тайна великого учителя ушла вместе с ним! Мне почему-то кажется, что она не в методике, не в каких-то специальных педагогических приемах. Возможно, тайна Столярского состоит в том, что великий учитель получил свой педагогический дар, что называется, от Бога. Он был гений. А «гений,- как писал один немецкий философ, — это то, чему нельзя учить или научиться».

Автор: Анатолий Чёрный

Места, связанные с именем П.С.Столярского, на карте Одессы:

Документальный фильм о Петре Соломоновиче Столярском:


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности