Жванецкий — «Женщины»

Женщины

Подруги, дамы и девушки! В чем радость и прелесть встреч с вами? Почему вы созданы такими? Нежная кожа, эти глаза, эти зубы и волосы, которые пахнут дождем, этот носик, и суждения по различным вопросам…

Товарищи женщины, дамы и девушки, назад. Вы уже доказали: вы можете лечить, белить потолки, собирать аппараты, прокладывать кабель. Хватит, назад, обратно! В поликлиниках — женщины, в гостиницах — женщины, в ресторанах — женщины, в КБ — женщины, где же прячутся эти бездельники?

Она ведет хозяйство, она работает, она прописывает мужа и сидит в техническом совете. Она и взрослеет раньше, и живет дольше. У нас в новых районах — одни старушки, где же старички?

А вот бездельничать не надо, будем долго жить. Пьем, курим, играем в домино, объедаемся, валяемся на диванах, а потом к ним же и в претензии — мол, мало живем. Морщины в тридцать, мешки у глаз в тридцать пять, животы в сорок. Кто нами может быть доволен? Только добровольцы.

Лев пробегает в день по пустыне сотни километров, а волк? Все носятся по пустыне, ищут еду. Поел — лежи. А у нас: поел — лежи, не поел — лежи. У льва есть мешки под глазами? А брюхо? Имей он брюхо, от него бы сбежала самая унылая, самая дряхлая лань.

Они зарабатывают, конечно, больше нас, наши женщины, с этим мы уже смирились. Они выглядят лучше, с этим мы тоже смирились. Они одеваются красивее. Сейчас мы пытаемся что-то предпринять — жабо, кружевные воротнички, броши, очки… Но куда — с лысиной на голове и с брошью на шее далеко не уедешь.

А какие у нас походки от долгого лежания на диванах и сидения на работе? А зубы от курения и потребления сладкого, соленого, горького и противного? А глаза, в которых отражается только потолок?

Наши милые дамы, наше чудо, наше украшение — вставать рано, собрать детей и этого типа на работу, самой на бегу проглотить маленький кусочек, успеть причесаться, кое-что набросать на лицо, прийти на работу и выглядеть. И в обед занять очередь в четырех местах, и все успеть, прибежать домой, накормить детей и этого типа, и бегать, и вытирать, и шить, и починять. А утром будильник только для тебя. Для тебя будильник, для тебя огонь плиты, для тебя толпа и давка, для тебя слова, шипящие сзади.

А ты поправишь прядку и бегом. И любят тебя как раз не за это, к этому привыкли, любят за другое — за кожу твою, за ресницы, за губы, слабость и нежность твою. И тебе еще надо умудриться, пробегая в день пятьдесят километров, оставаться слабой, и ты умудряешься. Поди пойми, что для него главное?

И я люблю тебя за все, меньше всего в праздник, больше всего каждый день, только прошу — остановись на бегу, на работе, дома, встань стройно, посмотри в зеркало, поправь что-то в лице, чуть сделай губы, чуть глаза, реснички вперед и наверх, покачайся на красивых ногах и опять…

А мы ждем тебя, ждем всюду, с букетиком и без, со словами и молча, на углу и дома. Приходи, уже стоптаны туфли, уже падают волосы, и морщины режут, режут нас пополам. Приходи — пусть дождь, пусть снег, не все ли равно?

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий