Жванецкий в Юрмале 2012

О китайцах
Китайцы в мире заменили евреев и еще остался миллиард незанятых. Воображение отказывается работать, мозг отказывается считать. Самый высокий человек в мире — китаец, самый маленький — тоже китаец, лучший скрипач — китаец, гимнаст — китаец. Количество и качество китайцев плюс их работоспособность растет. Мы сбились на краю земли и ждем, когда нас столкнут. Китайцам бессмысленно учить иностранные языки — мы заговорим сами. И будем шептать друг другу ночами: «Представляешь, оказалось не так сложно! И песни мелодичные, и иероглифы простые, и люди, главное, доброжелательные. Вот те, кто в нашей квартире живут. И угостят, и одолжат. Нет, нет, ты знаешь, я всегда был против, но теперь в нашем положении китайцы лучше многих фундаменталистов. Я даже думаю вступить в КПРФ, то есть Китайская Партия Российской Федерации, и открыть небольшой театр на китайском языке с наушниками для русских».

— Я стал хуже слышать, хуже видеть.
— Так ты что, стал хуже?
— Почему? Лучше! Мне семьдесят по Фаренгейту и сорок пять по Цельсию.
— Так ты стал хуже?
— Почему? Лучше!
— Ты же стал хуже слышать, хуже видеть?
— Но лучше понимать!

О нашем поколении
О, ребята, что такое семьдесят? Мы на вершине склона лет! В этом возрасте, когда испытал все удовольствия, единственное, что может обрадовать — только результаты анализов. За них мы и будем бороться. Жизнь переменилась. Не так давно под веселые марши Дунаевского мы копали одну огромную яму для всех, сейчас под попсу в наушниках каждый копает яму сам себе. В надежде встретиться с остальными. Наше поколение: мы любили бесплатно. Между прочим. Мы любили бесплатно, мы считали в уме. Мы читали такие книги, что в наших глазах что-то было, от этого мы были интересны нашим женщинам — потому что мы все запоминали. Наше поколение. За нами числятся коммуналки, почтовые ящики.. Есть чем покаяться, есть чем похвастаться. Мы надеялись на новое поколение. Вот пришли и нам покажут… Но нет, пока только тело. Иногда хочется сказать: ребята, научитесь пользоваться микрофоном, перестаньте нести муру. А так… В общем, у нас наступила не старость, на что надеялись многие. Это наступило будущее. А семьдесят лет — возраст интересный, когда умеешь то, что знаешь и смакуешь то, что делаешь. В этом возрасте возникает настоящая семья, ибо настоящая семья возникает, когда оба не нужны никому. Мужчина никому не нужен несколько позже, от этого и разница в годах. Этот возраст имеет по краям старт и финиш, только на финише есть возможность исправить старт, так как фальшфиниша уже не бывает. В общем, желаю счастья всем, а также времени и здоровья, чтобы этим насладиться, и, как говорил мне один таможеннник: «Я у себя валюты не нашел, давайте искать у вас!». «Если найдем, — сказал он, — пропьем тут же!». Я сказал, что умею предсказывать будущее, но не надолго, минут на десять, и мы выпьем обязательно. И тост такой: «Ну, чтоб не сгибалось!»

Я буду немножко говорить о возрасте, потому что этот вопрос я уже знаю.

Что такое возраст? Вот что такое старость? Это пиджак, заправленный в брюки.

Как говорила девушка: «Я уже выпила, я хожу по лезвию ножа».

Что такое возраст? (Опять) Вот как я: теперь выпивку считаю не рюмками, а глотками.

Любовь не женщинами, а поцелуями. Еще поживем на обедненной смеси!

Что такое «тужиться вниз»? Сидеть в туалете. «Тужиться вверх» — произносить речь в присутствии президента.

В Иерусалиме, знаете, есть Стена Плача, ну, там каждый молится и записку пишет с пожеланиями, что он бы хотел от всевышнего. Я сунул в щель записку со своим телефоном — позвони, я тебе все подробно расскажу!

Физкультура продлевает жизнь человека на пять лет, но эти пять лет надо провести в спортзале. Как сказал мой друг Шура, все-таки лучше в спортзале, чем в гробу. Не знаю, не знаю…

Девица — прямо как электрик — все рассказывала о каком-то мозговом соединении. Я ей говорю:
— Погоди с мозгами, соединим сначала другие концы! Если там пойдет, перейдем к мозговому соединению.
— Ах, вот вы какой! А мне нужно, чтобы мы были близки умственно!
— Умственно без другого соединения не получится! У меня весь ум направлен именно на то соединение! Что это за соединение — мозговое?
— Но постойте, нужно сначала познакомиться поближе!
— Там поближе и познакомимся!
— А если я вам не понравлюсь?
— Там? Там мне все нравятся. Так что решайте быстрей.
— Ну хоть торт купите!
— Водка.
— Так расскажите, чем вы занимаетесь?
— А можно, я просто покажу?

У кого нет денег на дорогое лекарство для мужчин, рекомендую открытое мною. Мною открыто: кило хлеба и кило сельдерея, и сидеть ждать. Но конечно, она должна хотя бы прийти. Иначе кроме изжоги… Но если она не придет, она потеряет такое наслаждение, такое виртуальное обладание! Откуда только мастерство возьмется? То есть, кто ждет, потеряет много, кто не придет, потеряет все. Не проводить испытания тайно. Садись гордо за стол, кило хлеба, полмешка сельдерея. Можно пива со сметаной. На кружку пива стакан сметаны. Все разболтал, съел, включил музыку, садишься ждать. Только не усни, не пропусти возбуждения! Пропустил — все сначала. Хлеб, сельдерей, пиво, сметана. Предупреждаю — без возбуждения нет соблазнения. Слова получаются не те. Те куда-то пропадают. А они, те люди, ради которых ты жрешь сельдерей, это очень хорошо чувствуют. Они так и говорят: я бы хоть сейчас, но слова у него не те! Вот само возбуждение дает сельдерей с черным хлебом, то есть бутерброд, а слова — пиво со сметаной, то есть коктейль. Неутомимость — конский каштан, четырнадцать капель три раза в день. Огонь в глазах — настой чабреца, три ложки на стакан кипятку. А смягчает порывы обыкновенная ромашка с лимоном. Не путать с лимонником. Лимонник таежный — осторожней — порвешь мебель, вырвешь радиатор, оторвешь все, что в судорогах схватишь. Ромашкой замедляй. И главное, следи, чтобы она пришла. Иначе выбегать на улицу в твоем состоянии — тюрьма. А в тюрьме насильников не любят, ты там получишь все то же самое, но уже не от противоположного пола. На себе поймаешь действие указанных мною препаратов. В общем, чтоб пришла обязательно, квартиру обещай, почтовый перевод до такси, дверь открыта, музыка играет, на плите что-то кипит, ты весь в красном, она по лестнице, ты в волнении, она без стука, ты без звука, она на пороге, ты в пурпуре с двумя бокалами. Себе — пиво со сметаной, ей — шампанское с коньяком. Я осторожно прикрою дверь снаружи.

Просыпаюсь утром. Пробую организм — все ли действует. Это называется зарядка. Затем приступаю к его износу через удовольствие. Жизнь и есть износ организма через удовольствие.

 

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий