Жванецкий — «Разве вам ничего не говорили?»

Все наши несчастья начинаются фразой: «Как, разве вам ничего не говорили?»

Он (по телефону):
— Девушка, девушка, в чем дело? У меня уже несколько дней молчит телефон.
Девушка:
— Как, разве вам ничего не говорили?
Он:
— Нет.
— А вы открытку получали?
Он:
— Нет.
— Как, вы должны были получить!
Он:
— Да? А я не получил, а что случилось?
Девушка:
— Вы должны были получить!
Кладет трубку. (Они тогда все клали трубки)
Он (снова набирает):
— Девушка!
— Пятнадцатая!
— Уважаемая пятнадцатая, у меня уже три дня молчит телефон!
— Так, постойте, а вам что, ничего не говорили?
— Нет, нет, ничего, и открытки не было! А что случилось?
— Должна была быть! А из управления вам звонили?
— Нет.
— Странно.
— А что случилось?
— Вам изменили номер!
— Девушка, миленькая, пятнадцатая, не бросайте трубку, за что, почему?
— Там узнаете!
— Так может, вы знаете? А почему нет писем, телеграмм? Уже очень долго!
— Как, вы еще ничего не знаете?
Щелкнула, отключилась.
— Нет, а что случилось, пожалуйста…
Вдруг щелкнула, включилась.
— Уже месяц, как вам поменяли адрес!
— Ой, как, за что? Что, всему дому поменяли?
— Нет, только вам!
Он:
— Что же делать, я же жду, а тут приходят письма, повестки на фамилию «Крысюк»? Может, их куда-то пересылать?
Девушка:
— Постойте, вам что, действительно ничего не говорили?
— Ну нет, ничего не говорили…
— Это вам!
— Как, я же…
— У вас изменилась фамилия в связи с вводом новой станции! Разве вы не получали открытку?
— Нет, не получал! Что ж теперь делать, меня ж никто не знает!
Девушка (щелкнула):
— Нет, вас предупредили, вот у меня список, против вас стоит птичка «Предупрежден»!
— Да нет, нет, я ничего не получал!
— Значит, получите!
Щелкнула, положила трубку.
Он (снова набирает):
— Девушка!
— Восьмая!
— Мне пятнадцатую, пожалуйста!
— Минуточку!
Пятнадцатая:
— Да!
— Простите, милая пятнадцатая, а как меня теперь зовут?
— Это Крысюк?
— Да!
— Сейчас, сейчас… Семен Эммануилович!
— Так я же уже не…
— Нет, нет, это все осталось! Год рождения — 26-ой…
— Позвольте, мне же сорок два!
— Это по старому! Вам теперь пятьдесят один, вы еврей!
— Опять!?
— Да, пятьдесят один год, еврей, родители — кулаки-землевладельцы.
— Откуда, что, какие землевладельцы? Мы из служащих!
— Нет, нет, это изменено! Я не знаю, вам должны были послать открытку, но я вам могу зачитать, если вы хотите! Вы хотите?
— Да, обязательно, конечно, хочу!
— Крысюк Семен Эммануилович, пятьдесят один год, из раскулаченных, продавец…
— Кто?
— Продавец овощного отдела!
— Позвольте, я врач, с высшим, первый медицинский, в пятьдесят втором году…
— Нет, это отменено! Вы теперь продавец!
— Где, в каком магазине?
— Вы сейчас без работы! Вы под следствием и дали подписку!
— За что?
— Ну, недовес, обвес, этого в карточке нет. То ли вы скрывались, я не поняла. Вам пришлют, там что-то мелкое. Ну, и у вас родственники там!
— Нет у меня там!
— Теперь есть!
— Где?
— В Турции!
— Турки?
— Нет. Сейчас посмотрю. Палестинцы! Тут написано, что вы подавали какие-то документы, что-то просили…
— Что просил?
— Ну, вам теперь предложено попросить. Или вы что-то предлагали, тут неясно. Вам отказано. От соседей заявление, просят вас изолировать.
— Так мы же незнакомы! Я их никогда не видел!
— Просьба рассматривается. Скажите спасибо, что у меня время есть, я не обязана отвечать. Просто я завтра ухожу в декрет, так что сегодня у меня настроение хорошее.
— Спасибо вам, пятнадцатая, пусть ваш ребенок будет здоров!
Девушка:
— Так что вы сейчас из дома не выходите, соседи могут избить вас.
— Ладно, хорошо, спасибо, что сказали. А вот тут письма, повестки на имя Крысюка, что с ними делать?
— Ну как что — отвечайте, это же все вам!
— Простите, девушка, извините, пожалуйста, у меня дети есть?
— Сейчас. Маша, посмотри, у Крысюка дети есть? Минуточку. Двое: сын восемнадцать и дочь двадцать семь.
— Где они?
— Маша, он спрашивает, где они? Уехали в прошлом году.
— Простите, они мне пишут?
— Минуточку. Им от вашего имени сообщили, что вы скончались.
— Позвольте, а если кто-то меня вспомнит под старой фамилией?
— Лучше не стоит общаться, у вас и так хватает, вам еще курс лечения…
— От чего?
— Ну, у вас легкие слабые.
— Но я здоров!
— Ну кто лучше знает?
— Извините, да, что-то есть, да…
— Вам тут что-то положено.
— Ой, наконец-то! Что мне положено?
— Ну, штраф какой-то. Вам придет открытка.
— Спасибо.
— И вы должны явиться за получением.
— Да черт с ним!
— Да нет, за деньгами. На ваше имя был перевод, но вас не нашли.
— Как не нашли? Вот же находят все время.
— Ну, вас не нашли и отправили обратно.
— Девушка, простите пожалуйста, а внешность мне не изменили?
Девушка:
— Вот вы даете! Ну как вам не стыдно! Ну как можно внешность изменить? Ну, на глупости у меня просто времени нет!

 

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий