Жванецкий — «Писатель-фантаст»


В чем дело? Что здесь происходит? Какие вокзалы, какие билеты? Этими вопросами занимается моя жена и мой сын Кранц.

А я — фантаст. Я писатель-фантаст. Дайте мне дорогу, я рассеянный! Я могу в любой момент под трамвай.

Крупноголовые существа планеты Большой Центавр обрушили ядерные заряды на планету Цветущий Галибарс! Война миров!

Какой обмен? Какой квартиры? Кто подавал? Я подавал? А что ты меняешь? Что у тебя есть? Отдельная?

А тишина? Тишина? Визг домашних хозяек, звон бидонов мешает мне сосредоточиться. Понимаешь? Там тишина.

Понимаешь, Гамильтон? Как тебя? Костя? Ну, Костя.

Понимаешь, Федор, там есть цветы, от запаха которых насыщаешься. Там не нужно искать женщин. Там все наоборот, они ищут тебя. И окликают: «Глюкентавыр! Глюкентавыр! Глюкентавыр!» Глюкентавыр, понимаешь? Это означает: «Где ты?»

А ты сидишь на поляне, цветочки собираешь и поешь: «Цветенька, метенька, мотылечек, крошечка, мотечка, голубочек».

Вчера покрылась дымом планета Малый Центурион. На них напали.

Я не знаю кто. Если бы я знал, я бы им помог. Но я узнаю, я помогу обязательно. Я не тороплюсь. Я…

Какая Дарья? У кого Дарья? У меня Дарья? А, эти коробки? Стиральный порошок?

Это я не знаю, где я брал, это я не знаю. Это жена, не знаю, где я брал.

Сейчас покрылся дымом Рекс! Планета слабого свечения в созвездии Купера. Ну, там мне все ясно. Там могучая группировка шестипалых организмов борется за власть. Там, вы знаете…

Я не знаю, где брал «Дарью», не знаю! Наверное, там еще есть, я не знаю. Я фантаст. Покоя нет, проклятая «Дарья»! Сволочь баба. Я не знаю, где у вас дают этот порошок! Не знаю! Да советский я, советский!

Но я международник, я междупланетник, я фантаст! Два часа назад пал Гарминон! Последний оплот думающих папоротников! Причем взят был обманом. Врасплох.

Подавись ты своей «Дарьей», я не знаю, где я брал «Дарью» твою! Мылом стирай!

Ты знаешь, чем Иван Грозный стирал? Мылом! Бил об воду, бил об реку, стоя по колено в воде в закатанной скуфье. И лошади рядом пили, осторожно, красиво, и вздрагивали… И тишина. Царь, лошади, и тишина. Ни порошков, ни трамваев. И рыба в воде плескалась, и девки с песнями.

А твое воображение не поднимается выше миски с этой «Дарьей». Ну, бери пакет, бери все, бери, все у меня бери, не бойся, не убегай от меня, не бойся меня!

Я фантаст! Я не соблюдаю правила движения, а потому под машину.

А вы чего собрались? Фантаста не видели? Сейчас напугаю всех. У! Ха-ха-ха.

Испугались? Испугались, точно курциане. Но каждый из них мог издавать облако.

Вы можете издать облако? Вы, пятеро? Я вам сейчас скажу, где я брал «Дарью»! Оттого, что ты меня стукнешь, ничего не изменится. За углом. Там уже ничего нет. Ха-ха-ха! Я залился сатанинским смехом.

Нет, бабушка, я не идиот! Я просто не местный.

А, вот и моя жена. Наконец-то! Моя жена Маша. Маша, пойди сюда. Наконец! Это моя жена Маша. Маша, пойди сюда, Машенька, Маша — это моя жена, Маша, пойди сюда. Мой единственный переводчик.

Маша! Переведи им, что я не понимаю их жизнь. Куда они побежали, зачем им «Дарья», чего они суетятся? Маша, ты сказала им, что я фантаст? Они поняли?

Маша! Я тебе нужен? Ну, идем домой, Геба. Идем, моя единственная связь.

Маша, где ты брала эту «Дарью»?

Драсслер, комета Когоутека.

 

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий