Жванецкий — «Легкая жизнь»

Легкая жизнь

Все мне говорят: не ищите легкой жизни, но никто не объясняет, почему я должен искать тяжелую.

У каждого свое увлечение. Один марки коллекционирует, другой монеты старинные, а я хочу современные. У меня свое. Хочет человек иметь много денег — это же не преступление, это увлечение.

Так сейчас же все зажали. У академиков мне оклад как раз нравится. Но это труды какие-то надо иметь. Искрить, в дыму сидеть, червей скрещивать. Как у них там — сначала кандидат, потом доцент, потом профессор, и только потом академик. Пока тебе дадут этот оклад, позеленеешь.

Государственная премия сравнительно неплохая, если так сразу вдруг по почте получить. Но тоже всю идею испортили. Открытия какие-то надо сделать. Причем я бы сделал, не жалко. Но как, где, в какой области? Поподробней пусть расскажут. Может, месторождения какие открыть — скажи, куда ехать. По карте, к сожалению, не могу, не ориентируюсь. Укажи транспорт, местность, там уже пацаны, в конце концов, покажут.

Если алмазы — тоже могу на жилу попасть. Золото промою, если блестит. А они ж не говорят, где искать. Сами, мол, копайтесь.

Ну, я за город выехал на трамвае, немного покопал. Дождь пошел, я в костюме. Миску под краном промывал — грязь, ни черта, засорил водопровод.

Открытие тоже могу сделать. Что значит — «фундаментальные»? Какие могу, во-первых. Во-вторых, поподробней давай. Что-нибудь из химии? Что-то куда-то накапать? Скажи, что куда. У меня посуда кой-какая есть. Ты же ж дай человеку заработать.

Песню предлагали писать для радио. Первая премия — пятьсот рублей. Ну, пятьсот, так пятьсот, тоже не валяются. В общем, я сел за стол. Долго так сидел, часа два. Напевчик намурлыкал. Словами так отобразил. И там подвох — ноты, оказывается, надо знать. Я им позвонил по телефону, напел в трубу. Скандал вышел. Девушка молодая еще, слабая. Она упала там, что ли. А трубку не могут у нее из рук вырвать. Я-то пою, голос у меня противный, но пятьсот рублей до зарезу. А тут очередь. А я из автомата пою, и прошу, чтобы там записали. Конфликтнули мы там с одним из очереди, так что я уж на работу не пошел. Сел на больничный.

Тут же пробовал роман. Но тоже, если уволиться и сесть писать, то жить на что? А если работать и писать, то жить когда? Может, сначала премию бы дали?

Я так подумал, что и актером можно было бы встать. Но тоже надо, чтобы народ на тебя пошел. По рублю надо же собрать с народа. Я ж тоже не дам рубль за первого встречного.

Видишь, как все зажали — только на себя надежда. Я тут одного старичка поймал, тот мне все рассказал. И обещал показать место, где с прошлых времен восемь кирпичей лежат золотых. Только копать у него сил нет. Это один старичок восемь кирпичей указал, а сколько их тут бегает по поверхности? Копать надо, все перекопать. Мы мало копаем. Фонарь, лопата, кусок колбасы и всем вглубь уходить. А что сидеть?

Может, у кого иначе? Лично у меня от аванса до получки ну страшно время тянется.

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий