Жванецкий — «Как руководить»

Как руководить

А я говорю: чтобы нашими людьми руководить, надо с утра немного принять.

Не для удовольствия, чтобы просто понимать своих трудящихся. Так сказать, для обострения восприятия и облегчения выражения. С восьми утра, как положено.

Вот вы слышали: ругаются на производстве, там директор кроет, подчиненный возражает… Это все трезвые люди. Слегка выпивший никогда такого не допустит.

Кто ж будет налетать на другого, если у их обеих хорошо на душе. Празднично с утра. С утра празднично. Вот что производство красивое, кабинеты чистенькие, девушки нарядные, проходная — игрушечка чтоб была, вахтерша, баба Даша, сексуальная.

Это чтобы все в порядок привести, сколько времени и средств надо? А так все с утра по чуть-чуть.. По слегка. Вот только чтобы солнце побыстрее взошло. И все, и не нужны расходы на приведение территории в порядок.

Значит, вот эта грубость исчезла — это раз. Для руководителя, который вот это руководит — это главное. Он только крикнет из окна: «Контакт!». Мы все: «Есть контакт». «От винта!». Мы все: «Есть от винта».

Значит, можно и стребовать, и тебя поймут. Можно направить человека, и он пойдет. Может, он и не сразу дойдет. Но тебе это не важно. Важно, что он пойдет доброжелательно. А ты доброжелательно останешься.

Потому что такое все вокруг, такой коллектив! Целуют через каждые пять метров. Кто вошел во двор — встретили. Вышел со двора — простились. А если у кого-то что-то с семьей — только вместе садимся и обсуждаем. И целуемся, и плачем. Директор доберется до нас, узнает, в чем дело, заплачет — тоже живой.

Конечно, я бы вас обманул, если бы не сказал, что есть еще среди нас люди, которые не пьют. Вот понаблюдайте, понаблюдайте.

Я сам видел одного такого. Года три назад. Аж синий. Глаза горят, руки растопырены, сам скрюченный. За ними уже, конечно, и последить можно. Не может быть, чтобы он просто так не пил. Он или к нам заброшен, или от нас.

Вот он себя раскроет, он сболтнет. Хотя трезвые — народ скрытный, не поймешь, что у него на душе. Мы откровеннее.

Ну, конечно, тот, который уже лежит в канаве, может не сразу выразить, что у него накопилось. Но постепенно выразит, и двое-трое наших, лежащих рядом, все это поймут.

Потому что у нас все внимание идет человеку, а не той дурной машине. Потому что среди наших от механизации высокая травматизация.

Значит, все лишнее надо убрать со двора. Особенно в литейке. Сколько наших не могло перепрыгнуть тот ручей… До середины долетали и исчезали к чертовой матери. А кто и в шестернях вращался подолгу. Не по долгу службы, а подолгу времени.

Выключить все, залить все водой. Чтоб сохранить праздник. Чтоб солнце большое и мелкие отдельные недостатки сливались в один и пропадали вдали, на радость веселым, доброжелательным людям с блестящими с утра глазами.

 

Запись опубликована в рубрике Монологи Жванецкого с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий